Григорий Николаевич Потанин

По воле сердца

Во все времена Павлодарское Прииртышье прославляли талантливые и выдающиеся личности, проявившие себя во многих сферах общественно-политической, научной и культурной жизни общества. Среди таковых и Григорий Николаевич Потанин – неутомимый исследователь Центральной Азии, который был не только путешественником, но и занял достойное место в учёном мире, раскрыл в себе черты писателя, журналиста, общественного и политического деятеля.

Григорий Николаевич Потанин родился 22 сентября 1835 года в посёлке Ямышевском на Иртыше. Отец его был хорунжий Сибирского казачьего войска, попавший под суд и разжалованный в рядовые за служебное столкновение с начальством. Мать Григория Николаевича умерла в то время, когда отец его находился в тюрьме, и семья разорилась.
Детство своё, до поступления в Омский кадетский корпус, Потанин провёл в Пресновке и воспитывался в семье Эллизена – командира бригады, стоявшей в городе. Полковник Эллизен хорошо относился к разжалованному хорунжему Потанину. Он устроил его на работу по надзору за постройкой новой церкви и помог воспитать сына.
В 1852 году, окончив Омский кадетский корпус и произведённый в офицеры, семнадцатилетний Потанин не оставил своих начатых в корпусе занятий. Он был назначен в казачий полк в Семипалатинск. Весь свой досуг и служебные командировки в Копал, в Заилийский край и в китайский город Кульджа Потанин использовал для сбора этнографических материалов. В то же время он увлекался ботаникой и собирал гербарий.
На своё скудное жалование, которое составляло только 72 рубля в год, Потанин выписывал «Записки» Географического общества и покупал необходимые для составления гербария книги и справочники.
Судьба Григория Николаевича резко изменилась после встречи с русским географом Петром Петровичем Семёновым, который, возвращаясь из своей экспедиции в Тянь-Шань, был проездом в Омске.
В это время Потанин также находился в Омске, куда был отозван из полка для службы в контрольном отделении казачьего войскового правления.
Семёнов услышал о Потанине от Чокана Валиханова, с которым встречался в доме Гутковского – заведующего киргизским отделом Западно-Сибирского губернаторства.
Пётр Петрович заинтересовался молодым казачьим офицером, собирающим гербарий и затрачивающим свое скудное жалованье на покупку научных книг. Он разыскал Потанина, осмотрел собранный им гербарий и удивился его обширности. В свою очередь он поразил офицера-любителя тем, с какой легкостью дал каждому растению не только русское, но и латинское названия; попутно он прочитал ему целую лекцию по систематике растений. Видя исключительные способности Потанина к исследовательской работе и его любовь к ботанике, Семёнов посоветовал ему, во что бы то ни стало, отправиться для получения высшего образования в Петербург и пообещал в этом свою помощь.
Встреча с известным столичным учёным произвела на Потанина глубокое впечатление и открыла перед ним новые горизонты. Всеми силами стал стремиться Григорий Николаевич в Петербург, чтобы поступить в университет.
После долгих хлопот ему, наконец, разрешили выйти в отставку под предлогом болезни. Теперь можно было проделать далёкий путь в Петербург. Но для долгой дороги у Потанина не было денег. Наконец, ему удалось устроиться бесплатно при караване золота, отправлявшемся в далёкую столицу. Это был первый «караванный путь», который проделал Потанин от города Барнаул, где находилась единственная на всю Сибирь золотоплавня, до далёкого Петербурга.
В Петербурге Григорий Николаевич поступил в университет, но закончить образование ему так и не удалось. В 1862 году, когда Потанин перешёл уже на третий курс, университет закрыли в связи со студенческими волнениями.


Жилище тибетцев

В Кяхте. Ок. 1890 года
Потанин в центре

Пришлось прервать обучение и по рекомендации Петра Петровича Семёнова поступить в экспедицию Струве, направлявшуюся для астрономического определения географических координат различных пограничных пунктов в долине Чёрного Иртыша, на озеро Зайсан и в Тарбагатайские горы.
Струве вёл астрономические наблюдения и маршрутную съёмку, Потанин собирал гербарий и записывал местные легенды, пословицы и песни. В этой экспедиции Потанина заинтересовал зимний лов рыбы, который он подробно описывает в своих дневниках.
Это первое научное путешествие было для Потанина как бы подготовкой к тем большим самостоятельным экспедициям, которые впоследствии прославили его имя. Конечно же, никакие лекции в университете не могли дать ему такой практической географической подготовки, как эта длившаяся два сезона работа в экспедиции.
Вернувшись из экспедиции, Григорий Николаевич ненадолго задержался в Омске. Он решил переехать в Томск, в наиболее культурный город тогдашней Сибири. Томск лежал на главном Сибирском тракте. Через него шли обозы с товарами, отправляемыми на восток, и чайные обозы из Китая на запад.
Здесь, в отличие от большинства сибирских городов, были гражданские учебные заведения, издавалась газета.
Первое время, после приезда в Томск, Потанин служил в губернском совете, но вскоре занял место преподавателя естественной истории в гимназии.
Будучи сам сибиряком и наблюдая жизнь различных классов сибирского населения, Потанин не мог не задуматься над причинами, препятствующими экономическому и культурному росту Сибири.
Потанин, живший в Сибири 1860-х годов, видел зло, искренне хотел бороться с ним, однако, не имея достаточного политического кругозора, вместо того, чтобы стремиться приобщить Сибирь к общероссийскому революционно-демократическому движению и совместно с передовыми, прогрессивными силами центральных областей России бороться за свержение царского самовластия, он увлёкся идеей «автономной Сибири» и принял участие в томском кружке молодёжи так называемых «сибирских патриотов».
Встревоженные развивающимся революционным движением 1860-х годов, жандармы в стремлении кружка «сибирских патриотов» к насаждению просвещения и поднятию культуры в Сибири усмотрели «опасные мысли».
Жандармы приняли меры. Потанин был арестован, отправлен в Омскую тюрьму и после полугодового следствия приговорён к пяти годам каторги. Три года он пробыл в Омской тюрьме в ожидании судебного приговора из Московского отделения сената и потом для отбывания наказания переведен в крепость Свеаборг, при которой находилась арестантская рота с каторжным отделением.
Научная работа Потанина была прервана на восемь лет.
Со своей будущей женой путешественник познакомился в Никольске, где отбывал ссылку после освобождения из тюрьмы. В то время к его товарищу по ссылке, студенту Лаврскому приехала из Нижегородской губернии сестра. Лаврский познакомил с нею Потанина. Это была Александра Викторовна. Молодые люди сдружились, и когда Александра Викторовна уехала обратно в Нижегородскую губернию, где она была воспитательницей в училище, между ними завязалась переписка, которая закончилась тем, что Лаврская согласилась стать женой Потанина.
Она вернулась в Никольск, и они повенчались.
Жили Потанины в крохотной кухоньке, в которой едва помещались кровать и стол. С этого момента Александра Викторовна становится верным спутником и помощником Григория Николаевича в его экспедициях.


Жена Григория Потанина
Александра Викторовна

Путешествия по Монголии принесли Потанину большую известность в учёном мире. Его отчёты о проведённых экспедициях, написанные в Петербурге и изданные Географическим обществом, составили четыре объёмистых тома и обилием научного материала привлекли всеобщее внимание. Впервые в них было дано подробное описание северо-западной Монголии, её природы, населения, экономики.
К отчётам были приложены таблицы высот и географических координат ряда пунктов, что давало возможность исправить старые карты, изобилующие ошибками и белыми пятнами. В дополнение к отчётам были привезены из путешествий ценнейшие коллекции растений (как натуралист Потанин больше всего увлекался ботаникой), млекопитающих, птиц, рыб, пресмыкающихся, ракообразных, моллюсков, насекомых, горных пород и даже воды из солёных озёр. Но самыми ценными были, конечно, этнографические материалы. Впервые были описаны многие народности, ранее неизвестные вовсе или известные только по именам. Собранные Потаниным произведения народного эпоса: сказки, легенды, пословицы и загадки различных монгольских племён, урянхайцев и киргизов едва уложились в два больших тома.
Одна из важных особенностей путешествий Потанина — его экспедиции носили исключительно миролюбивый настрой. Путешествуя с женой в гражданской одежде, не имея военного конвоя, который неизбежно вызвал бы настороженное отношение со стороны народов местного населения, Потанин глубоко входил в жизнь отдельных племён. Подолгу живя среди них, зная местные языки, он проявлял бесконечное терпение и такт, как истинный гуманист. Подходя к людям любой народности, Потанин всюду находил друзей, которые обеспечивали ему сбор исторических и этнографических сведений, знакомили со своей религией и обычаями. Немало в этом помогла Григорию Николаевичу и Александра Викторовна, которая как женщина имела доступ в семейный быт изучаемых племён, бывала в гостях у жен монгольских князей и китайских чиновников, знакомясь с положением женщины в Центральной Азии и собирая материалы о семейном укладе.
В своих путешествиях Григорий Николаевич становится универсальным учёным. Он обладал удивительной разносторонностью, начитанностью и трудолюбием. Его отчёты, составляющие несколько объёмистых томов, по богатству и новизне собранных материалов одинаково интересны и для географа и для ботаника, зоолога, геолога, климатолога, экономиста. Но больше всего Потанин сделал, конечно, для историко-этнографического изучения Центральной Азии.


У русского консульства в г. Урге (Монголия). 1860 г.

Скала, в которой находится одна из тибетских пещерных гостиниц в деревне Тао-тун-цзы в Ордосе

Путешествия Потанина обогатили науку подробными сведениями о малоизвестных или совсем не изученных странах и их населении. За свою жизнь он исследовал части Северной, Восточной и Центральной Монголии, Северного Китая с Ордосом и У-тай-шанем, восточную окраину Тибета и примыкающие к ней части Южного Китая и Восточного Нань-шаня.
Народные племена, с которыми приходилось встречаться Потанину и которые изучил он, составляют длинный перечень: здесь и тюрки (тюркские народы Русского Алтая, урянхайцы, казахи и киргизы, узбеки, котоны), и монгольские племена – халхасцы, дюрбюты, дархаты, буряты, торгуты, ордосские монголы, кукунорские и наньшанские салары, широнголы, хара-и шира-егуры; здесь и тангуты, дунгане и китайцы.
В Томске, где Потанин провёл последние годы своей жизни, им были написаны книги, являющиеся результатом анализа многих сотен собранных им самим легенд и сказаний, а также обширной, очень тщательно изученной им фольклорно-этнографической литературы по азиатскому эпосу.
Глубоким стариком, почти потеряв зрение, Потанин продолжал работать. Сам писать уже он не мог и диктовал своим друзьям, которые добровольно взяли на себя труд его литературных секретарей. Так была создана его последняя книга о «Сыне неба Северной Азии».
До конца дней Григорий Николаевич оставался человеком неутомимого труда.
Он прожил 85 лет и умер в Томске 30 июня 1920 года.
За свою работу в области географической науки Григорий Николаевич получил высшую награду
Русского Географического общества – Константиновскую медаль.
В 1959 году Павлодарскому историко-краеведческому музею было присвоено имя Григория Николаевича Потанина. В фондах этого музея хранится немало важных фотографий и документов, связанных с жизнью и деятельностью человека, стремящегося всеми силами успеть показать другим, насколько может быть удивителен, разнообразен, и порой даже опасен, окружающий мир.


По материалам книги
Ю.Н. Бессонова «По внутренней Азии».
Надежда МАЙБА,
член Павлодарского Дома географии, географ, экскурсовод.
Фото из фондов Павлодарского областного историко-краеведческого музея им. Г.Н. Потанина.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий