О воинской службе двух ветеранов Великой Отечественной войны из села Ефремовка Павлодарской области

Дмитрий Андреевич Агеев

Дмитрий Агеев родился 7 марта 1023 года. До войны жил в городе Дмитровск-Орловский. Восемнадцатилетним юношей ушёл в первый же месяц Великой Отечественной войны защищать город Харьков. Сначала служил в ополчении, затем был зачислен в воинскую часть, занимавшую оборону по направлению к городу Чучуеву. С тяжёлыми боями пришлось отступать до самого Сталинграда. Первая лёгкая контузия, четырёхдневное лечение в санатории и снова передовая. Снова ранение осколком в нижнюю челюсть, снова санчасть и снова передовая.

Воинская часть, в которой воевал Дмитрий Андреевич, участвовала в боях на Дону. Город Чертково, село Вешенское, Богесары, Старобельск, Лозовая, Борвеньково, Павлоград — вот немалый список городов и сёл, освобождённых этой частью. Затем бои на Днепре. Группа бойцов ночью подошла к реке. Срочно надо было форсировать Днепр. Среди пятерых комсомольцев, вызвавшихся на эту операцию, был и Дмитрий Агеев, назначенный старшим группы. Переправились удачно. Четверо остались на берегу, а пятый отправлял лодку на советский берег. Оставшиеся бойцы гранатами забросали вражеские траншеи. Завязался рукопашный бой. С большим трудом немцы были выбиты из траншей. Перед рассветом, собрав трофеи, группа из трёх человек заняла оборону. Целый день бойцы мужественно отражали атаки. К вечеру немцы пустили в ход танки, самолёты, но и это не сломило мужества бойцов. На выручку бойцам подошло подкрепление из 50 человек. С кровопролитными боями были взяты Войсковое, хутор Свистунов, Калиновка, Солёное. К Андреевке подошли 47 бойцов. Пулемётная очередь преградила путь. Поступил приказ: уничтожить эту огневую точку. Дмитрий взял две гранаты, автомат и пополз в направлении огневой точки. Метров за 200 его заметили. Снова заговорил пулемёт. В это время с другой стороны подошли наши бойцы, и огонь враг направил на них. Дмитрий успел бросить гранату, но пулемётный огонь задел его левое бедро.

После этого боя у Дмитрия Андреевича началась госпитальная жизнь. Он перенёс четыре сложные операции. Целый месяц на костылях, а затем — снова фронт, теперь уже на востоке страны, против японцев. Демобилизовался только в марте 1947 года.

У храброго воина было много боевых наград, и солдатский путь его был сложен. Но он по достоинству отмечён потомками. За тот бой под Днепропетровском благодарные жители города внесли его в список почётных граждан Днепропетровска. Дважды он ездил туда на торжества, посвящённые Дню Победы. В местном музее была развёрнута диорама того боя, на которой запечатлен был и Дмитрий Агеев. Храброго солдата не стало в 2010 году. Но в память о нём одна из улиц села Ефремовка Павлодарского района Павлодарской области, где он прожил всю послевоенную жизнь, названа его именем, именем Дмитрия Агеева.


Кырыкбес Жолдасбеков

Писать об этом участнике Великой Отечественной войны сложно. Очень хочется избежать шаблона и повтора, но как это сделать?

Боец Жолдасбеков находился на Ленинградском фронте с 1941 по 1943 год.

На Ленинградский фронт генерал армии Георгий Жуков и боец Жолдасбеков прибыли почти в одно время. О роли легендарного маршала в судьбе Кырыкбеса скажу несколько позднее. Сержант Жолдаспеков вместе со своим взводом принимал активное участие в обороне блокадного Ленинграда. В детстве, читая Джамбула Джабаева «Ленинградцы, дети мои», я плакала. Такая была боль! А тут человек два долгих, бесконечных года держал вместе с ленинградцами оборону. Дорога жизни, которая шла через Ладогу, была единственным связующим звеном города на Неве с внешним миром. Высокий, статный Кырыкбес выделялся даже среди отобранных для выполнения сложного задания бойцов богатырским ростом и телосложением. Командир роты Зубков ещё при первой встрече обратил внимание на этого солдата, до войны работавшего грузчиком и молотобойцем в МТС. О том, что делить фронтовые будни ему приходится с чемпионом Казахстана 1940 года по борьбе казакша курес, он узнает позднее. Если бы там оказались односельчане воина, то они непременно рассказали о том, как однажды он перенёс на руках метров на 25 полутонный мотор вместе с маховиком. Сделано это было в виду производственной необходимости. Просто на тот момент рядом не оказалось людей для оказания помощи, а ждать Кырыкбес не захотел. Об этом и не только до сих пор ходят легенды среди ефремовцев старшего поколения; вспоминает недюжинную силу молотобойца и старожил, вдова участника ВОВ Мария Кононовна Бондарь. А года через два командир полка вновь вызвал к себе Жолдасбекова и сказал ему о том, что накануне восьмого марта нужно срочно добыть «языка». Тщательно готовилась группа к этому заданию, лишь фронтовой товарищ и зубоскал Геннадий Ломатин шутил: «Кырыкбес, а ты своим кулачищем можешь фрица в землю вогнать?», на что Жолдасбек (так сокращённо называли его фронтовые товарищи, которым трудно было выговорить имя) ответил: «Вгонять нельзя. Фриц штабу нужен». После успешного выполнения этого задания Ломатин рассказывал: «Гляжу, на меня фашисты внимания не обращают, а бегут куда-то вперёд. А там Жолдасбек штыком работает так, что вся шинель в крови. Немцы на него как быки на красную тряпку, а он их на штык накалывает, вверх поднимет, словно душу вытряхивает, и в кучу складывает…».

С того мартовского дня до прорыва блокады оставалось ещё долгих одиннадцать месяцев. Гитлеровские войска превращали занятые позиции в мощные укрепления. Всё это время напряженно работали наши разведчики. Они добывали сведения о системе обороны противника, ходили за «языками». Немало отважных бойцов погибло при выполнении таких заданий, а Жолдасбек и Генка выходили из стычек и боев невредимыми. Генка ни на шаг не отходил от Жолдасбека, даже спать ложился рядом с ним. Что-то невидимой нитью связывало махонького Ломатина и великана Жолдасбекова. За десять дней до наступления двух фронтов два друга получили задание – добыть пленного. Удача изменила Кырыкбесу и Геннадию: возвращаясь, они наткнулись на засаду. В перестрелке потеряли трёх товарищей, немецкой же пулей был убит и пленный. Там, где полз Генка, раздались взрыв и нечеловеческий крик. Забыв обо всём, Жолдасбеков рванулся во весь рост на этот крик. В лицо ему плеснуло пламя огня. А дальше — темнота. Темнота на всю оставшуюся жизнь…

В день прорыва блокады Ленинграда генерал армии Г.К. Жуков стал маршалом Советского Союза, а старший сержант Кырыкбес Жолдасбеков в госпитале узнал о том, что награждён Орденом Отечественной войны первой степени. Всю свою послевоенную жизнь Жолдасбеков высоко чтил память о своих боевых соратниках, о Г.К. Жукове. В день, когда проходила траурная церемония прощания с маршалом, Кырыкбес надел пиджак с фронтовыми наградами, среди которых были Орден Отечественной войны и медаль «За освобождение Ленинграда», и сел у экрана телевизора, чтобы проститься с человеком, воля которого вела солдат на подвиг. Но момента прощания не видел этот человек – исполин, человек-легенда…

Музеем Ефремовской школы собран и подготовлен материал с ходатайством перед местным сообществом Ефремовского сельского округа о присвоении имени Кырыкбеса Жолдасбекова одной из улиц села Ефремовка, где прошла его недолгая послевоенная жизнь. Пока мы помним, они — с нами.


Светлана ШИН,
руководитель Ефремовского сельского филиала Павлодарского Дома географии.
Фото из музея школы села Ефремовка Павлодарского района.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники