Путешествуя через Павлодарское Прииртышье: Пётр Симон Паллас

Знаменитый естествоиспытатель и путешественник, академик и профессор натуральной истории Санктпетербургской академии наук, член Лондонского и Римского научных обществ. Этот человек родился в Берлине 22 сентября 1741 года в семье немецкого врача Симона Палласа – профессора анатомии и главного хирурга медико-хирургической коллегии (сейчас клиника Шарите). Весной и летом 1771 года этот исследователь с мировым именем пребывал в одной из своих экспедиций в Павлодарском Прииртышье и изучал наш удивительный регион.

Пётр Симон Паллас (22.09.1741-8.09.1811 гг.)

Отец его был из Восточной Пруссии, мать Сусанна Леонард происходила из старинной протестантской семьи эмигрантов из французского города Мец. У Палласа были старший брат и сестра. Первоначальное образование Пётр Симон получил дома: обучаясь у частных преподавателей, он, помимо своего родного немецкого, ещё изучал французский, английский, а также знал латинский и греческий языки. В тринадцатилетнем возрасте Пётр Симон, обучаясь в гимназии, стал посещать лекции в Берлинской медико-хирургической коллегии, где изучал анатомию, физиологию, акушерство, хирургию и, наряду с ними, — ботанику и зоологию.
У Палласа рано пробудился интерес к научной работе: ещё гимназистом он проводил опыты и наблюдения за насекомыми. Тогда же он разработал оригинальную систему классификации птиц по клювам и тем самым проявил самостоятельность научного мышления. Однако в Германии разразилась Семилетняя война (1756-1763 годы), и военные действия приблизились к Берлину. В 1760 году город был оккупирован противниками Пруссии. В это неспокойное время отец отправил сына продолжать обучение в других городах Германии. Своё дальнейшее образование Паллас продолжил поначалу в университете в Галле, а затем — в Гёттингенском университете. Там он окончил курсы по педагогике, философии, горному делу, зоологии и ботанике (по системе Карла Линнея), сельскому хозяйству, математике и физике. А оттуда П. Паллас уехал в Голландию – в университет города Лейдена.
В Лейденском университете он написал и успешно защитил докторскую диссертацию «О врагах, живущих в теле животных», в которой описал строение и образ жизни паразитических червей. В этой диссертации и других, последовавших за ней работах, Пётр Симон Паллас исправлял ошибки Карла Линнея в систематизации класса червей. Тогда молодому естествоиспытателю было всего 19 лет!
После защиты диссертации Пётр Симон Паллас поехал в Англию, где большую часть времени посвятил английским натуралистам и изучению их богатых коллекций. Чтобы лучше ознакомиться с флорой и фауной моря, Паллас совершил ряд поездок на морское побережье, собирал коллекции и составлял описание морских растений и животных.

Он хотел в Африку и Азию…
В 1762 году Паллас вернулся в Берлин, а в следующем году по разрешению родителей он отправился в Голландию, чтобы найти себе подходящую работу, но ему этого, несмотря на успешные научные занятия, не удалось. В эти годы Паллас мечтал совершить путешествия в Южную Африку, в Южную и Юго-Восточную Азию, но по настоянию отца не осуществил эти планы. В 1766 году он снова вернулся в Берлин, где начал работать над книгой «Специальная зоология» (Берлин 1767-1804 гг., в двух томах).
22 декабря 1766 года Петербургская Академия наук избрала Палласа своим действительным членом и профессором натуральной истории. Поначалу он от членства в академии отказался, а в апреле 1767 года — согласился, и 23 апреля 1767 года его избрание членом академии было подтверждено. 30 июня 1767 года в возрасте 26 лет, уже имея докторскую степень, профессорское звание и признание в Европе, Паллас вместе с семьёй (молодой женой и малолетней дочерью) прибыл в Россию по приглашению Екатерины II для работы в качестве адъюнкта Петербургской Академии наук и коллегии асессора. От Академии ему был положен оклад в размере 800 рублей в год, что по тем временам было высоким жалованием.
По распоряжению Екатерины II была начата организация новых экспедиций – несколько «астрономических и физических» отрядов. Помимо астрономических наблюдений, в этой экспедиции велись и разные географические, а также естественнонаучные изыскания. Правительство было заинтересовано, прежде всего, в получении сведений для административной и хозяйственной деятельности. В этой связи для получения сведений хозяйственного направления были выбраны Казанская, Оренбургская и Астраханская губернии.
Вся экспедиция состояла из пяти отрядов, которые работали вполне самостоятельно, то есть каждый из этих отрядов имел общую инструкцию, определяющую задачи и содержание работ. К весне 1768 года отряды академических экспедиций были укомплектованы: шесть астрономических отрядов отправились для наблюдений за Венерой, а остальные пять географических были поделены на три Оренбургских и два Астраханских, хотя их деятельность не ограничивалась только географическими исследованиями.
Во главе первой Оренбургской экспедиции стоял сам Пётр Симон Паллас; с ним ездили и много сделали самостоятельно капитан Н.П. Рычков, сын Петра Рычкова, гимназисты Василий Зуев и Никита Соколов. Второй Оренбургской экспедицией руководил И.И. Лепёхин. Одним из его помощников был гимназист, в будущем академик Николай Озерцовский. Третьей экспедицией руководил Самуил Гмелин – племянник Иоганна Георга Гмелина.
Четвёртая Астраханская экспедиция возглавлялась Иоганном Гильденштедтом. Пятая экспедиция тоже называлась Оренбургской, ей руководил сначала Иоганн Фальк (ботаник), а позже в связи с его болезнью — Иоганн Готлиб Гмелин. Отряд Палласа в экспедиции считался основным, а он сам по существу был руководителем всей экспедицией.

Вверх по Иртышу
Пётр Симон Паллас составил «генеральный план путешествия» Оренбургской экспедиции и наметил маршруты всех отрядов с 1768 по 1772 годы. В один из маршрутов четвёртого отряда входили Иртыш и Тобол, а также «вся страна между Уфой и Чусовою и горы между Екатеринбургом и Соликамском». Выезд двух отрядов из Санкт-Петербурга Паллас назначил на июнь. Вначале июня тронулись в путь экспедиции И.И. Лепёхина и И.А. Гильденштедта, вслед за ними выехал и сам Паллас с отрядом.
К концу мая 1771 года из Омска вверх по Иртышу двинулся отряд Палласа: экспедиция передвигалась на четырёх повозках, в карете ехал вместе с женой и дочерью сам Паллас; однако в состав отряда входили капитан Рычков, три гимназиста Н.П. Соколов, В.Ф. Зуев и А. Вальтер, рисовальщик (художник) Н. Дмитриев и чучельник П. Шумский, в сопровождении нескольких казаков.
26 мая, проехав станицы Атамасская, Черлаковская и Татарская, отряд въехал в пределы Павлодарской области, и первым на пути оказалась, станица Урлютюбская с крутым яром. Палласа, как исследователя интересовало всё: рельеф местности, почвы, флора и фауна, палеонтологические находки, а также гидрографическая сеть. Под Урлютюбом отряд Палласа обнаружил массу древних костей, скорее всего это были кости мамонта; на местах бывших водоёмов сам Паллас наблюдал особую картину: на известково-мергелевых глинах он обнаружил большое количество раковин моллюсков, костей слонов, отчасти каких-то других зверей, а также рыбьи головы. Очевидно, прежде эта местность была покрыта водой, то есть здесь были водоёмы, которые образовались в результате наводнения.
Не доезжая до Железинской крепости, учёный обратил внимание на различные виды растительности. Здесь, он систематизировал некоторое количество трав, которые назвал в своей книге как бесстебельный серебряник, роговидная аскарида, перекати-поле, режа, солодка, желтокорень, великолепный копытник. На берегу и под обрывом он обнаружил терновник, топольник, кизильник, березняк и множество других трав. В травах обитали полёвки, иногда — сурки.
Вечером 27 мая отряд подъехал к Железинским воротам. Отряд был задержан караулом, однако при предъявлении документов, их пропустили в крепость. 28 мая Паллас и его спутники осмотрели крепость, на высоком мысу с запада и с севера — крутой яр, а со степи — крепостной вал и палисад. В крепости находились деревянная церковь, каменные постройки комендантских и полковничьих домов, офицерские дворы, конюшни, казармы, кузница, запасной магазин, пороховой погреб, а также некоторое количество простых домов. А вне крепости, выше по Иртышу, находилась слобода, ниже – многие простые поселения.
В ночь на 29 мая отряд выехал из крепости; проехав 16 верст, экспедиция приблизилась к Пятирыжскому станцу, а впереди замаячил Остьморыжский редут. Дальнейшая поездка продолжалась днём. Паллас здесь заметил выходы ископаемых костей, ключи и глыбы обрушившегося берега. Пятирыжский станец – небольшая крепость: имелись только казарма, конюшня да двенадцать казачьих дворов и других жителей.
Дальше они посетили Осьмерыжский форпост, где Паллас обнаружил множество травянистых растений, среди которых были козья борода (ложная), змеевник, астрагал, род диких фиалок, сибирский корень, а из мелких животных он встретил множество сусликов, а также мелких птиц – ремеза, овсянку и мелких насекомых: жуков, бабочек и других. Кроме этого, отряд Палласа посетил Качиры, Песчаное, проехав к Карасуку, посетил низменность и изучил цепочку мелких водоёмов (озер). Затем исследователи дальше.
Первого июня Паллас и два его спутника, отъехав на 50 вёрст вглубь степи, посетили озера Светлица и Вишнёвое; дальше двинулись к «хлебным» дорогам, ведущим к Томской губернии, откуда местные крестьяне подвозили хлеб для казаков за определённую плату. Почти целый день был потрачен для объезда озер.

Экспедиция в Павлодаре
Второго июня 1771 года экспедиция отъехала от Песчаной станицы. Проезжая мимо озёр, путники Палласа поймали несколько больших щук, так как эти озера изобиловали рыбой; здесь же он увидел множество пернатых: чегравы, чёрные и белые сороки (так назывались тогда чернокрылые и белокрылые крачки), а также мелких воробьиных птиц. Проехав мимо Чернорецка, они обнаружили множество растений, в частности аир и ирисы. Дальше, посетив озеро Гусиное, проехали мимо Пресновского редута, выехав к Черноярской станице.
Четвёртого июня отряд прибыл в Черноярку: тогда это было маленькое поселение в 15 дворов, с небольшой казармой, конюшней, кузницей и караульной башней. Дальше отряд посетил форпост Коряковский (ныне — Павлодар), точнее места между Чернояркой и Павлодаром, обнаружив девять песчаных бугров, около которых росла с избытком всякая трава. При рассмотрении Паллас обнаружил их разрытыми, а это свидетельствовало о том, что перед ним были археологические памятники (скорее всего, погребения), так как здесь, он находил обломки керамики (глиняные горшки) и кости.
Дальше перед ними в Павлодаре, открылся «Гусиный яр», так назывался Гусиный перелёт, где они нашли множество останков ископаемых животных. С пятого по седьмое июня Паллас с отрядом находились в Павлодаре: здесь они меняли лошадей. Однако позже двинулись дальше, проехав Подстёпенский поселок, состоявший всего из восьми казачьих дворов.
Под вечер восьмого июня отряд въехал в Ямышевскую крепость, которая была центром всей Иртышской линии. Здесь жили начальник и комендант. В крепость входили прекрасные деревянные дома для штаб-офицеров, казармы, конюшни, лазарет, школа, строилась каменная церковь; также здесь осталась часть форштадта, и всё предместье стояло от городка 150 сажень (примерно 230 метров); в нём находилось около 80 дворов, и они были разделены на приличные две улицы и имели две башни; одну для караула, а другую для проезда.
На следующий день состоялась поездка на знаменитое в наших краях Ямышевское озеро. Здесь Паллас заметил много чаек, большое количество ежей, полёвок, но растительность здесь была более скудной, чем у Коряковского озера. По упоминанию учёного, если ехать к востоку от Ямышева, то попадёшь в ленточные боры, которые он называл «Барнаульскими», и увидишь массу пресных и солоноватых озёр, то есть имелись ввиду озёра Малыбай, Майкарагай, Тлеуберды и другие. Интересно, что Паллас здесь обнаружил глиняные слои серого цвета, в которых было много селенита и гипса.
Девятого июня путешественники двинулись дальше в сторону Чёрной речки, где располагался посёлок (ныне — село Черное) с небольшим количеством казачьих домов. Через некоторое время путники подъехали к Лебяжьему озеру, а потом — к поселку. Здесь располагались десять казачьих дворов, офицерский деревянный дом, казарма и конюшня. Дальше они отправились к станице Подпускной, где к юго-востоку открывается долина с озером Кривым и Семиярской станицей. Путники, проехав Подпуск, спустились вниз, в пойму Иртыша в сторону Кривоозёрской.
Десятого июня закончилось путешествие Палласа по Павлодарскому Прииртышью, дальше его путь лежал к Семипалатинской крепости. В течение 1772 года этот человек много ездил по Сибири. Маршрут его путешествий простирался от Томска через Красноярск до Иркутска, Читы и Забайкалья; экспедиция дошла до Кяхты – центра русско-китайской торговли.
Из Селенгинска учёный совершил поездку по Нерчинской дороге до Даурии, побывал на бурятских стойбищах. После выполнения плана поездок по Южной Сибири, Пётр Симон Паллас в январе 1773 года, отправился в Санкт-Петербург. Обратный путь из Сибири по Каме, Уралу, Прикаспийской низменности, нижней и средней Волге занял у него целый год. Учёный не мог просто проехать по дороге, ибо был пытливым наблюдателем до последнего дня путешествия — 30 июля 1774 года.

Главный труд всей жизни
Последующие 20 лет Паллас прожил в Санкт-Петербурге. На основе своих записей и коллекций он написал большое количество трудов по зоологии позвоночных, энтомологии, ботанике, этнографии и истории. Паллас стал одной из значительнейших фигур европейской науки. Он пользовался уважением и признательностью самой Екатерины II. Среди членов Санктпетербургской академии наук Паллас занял особое место.
Уже в 1776 году П.С. Паллас принял деятельное участие в организации новой большой экспедиции по недостаточно исследованным областям России. Им была представлена записка под названием «Обзор путешествий, которые необходимо ещё сделать в Азиатской части Российской империи». Это был научно обоснованный проект новой масштабной экспедиции; кстати, свои проекты подали тогда И.И. Лепёхин и И. Гильденштедт, но по этим проектам ни одна экспедиция не была осуществлена.
К пятидесятилетнему возрасту Пётр Симон Паллас имел огромный авторитет в научных кругах, прочное положение в жизни, высокий чин статского советника, достаток и, наконец, способность удовлетворить любое тщеславие ко двору. Но заветной мечтой было уехать из Санкт-Петербурга, так как кабинетная работа не давала полного удовлетворения исследователю-натуралисту.
В конце 1792 года он обратился к Екатерине II с просьбой разрешить ему поселиться для отдыха от многолетних трудов, поправления расстроенного здоровья и завершения главного труда его жизни – описания животных европейской части России и Сибири – где-нибудь на юге России. Первого февраля 1793 года Паллас с женой и четырнадцатилетней дочерью уехали в Крым, который около десяти лет назад, был присоединен к России.
Возвратившись в Санкт-Петербург, Паллас представил в академию наук материалы своего путешествия и просьбы Екатерины II о пожаловании ему земли в Крыму. Просьба была удовлетворена. Осенью 1795 года, Паллас переехал в Крым и прожил там 15 лет. Эти годы были наполнены работой над завершением начатых трудов, а также исследования флоры и фауны, геологии, истории и хозяйства Крыма. Здесь Паллас завершил свой капитальный труд «Российско-Азиатскую зоогеографию». Однако учёный здесь часто болел лихорадкой. В 1810 году он вернулся на Родину, и, продав крымские имения, уехал в Германию, где восьмого сентября 1811 года умер в Берлине.
Научные труды Палласа получили всеобщее признание ещё при его жизни как в России, так и за рубежом: его работы издавались в Германии, Англии, Франции, Италии и Голландии. По своей многогранности Паллас напоминает энциклопедических учёных древности и средних веков. В своих многочисленных трудах, а их насчитывается около 170, Паллас предстаёт как неутомимый учёный и путешественник, охвативший многие области знания.

Сергей ЧИКИН, орнитолог
Эрнест СОКОЛКИН, историк краевед;
члены Павлодарского Дома географии.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий